И это всё о ней — о приватизации

И это всё о ней — о приватизации

Автор Татьяна Владимировна Воеводина — предприниматель, публицист и блогер.

На Петербургском экономическом форуме, что идёт сейчас, подтвердили: курс государственной экономической политики остаётся неизменным. Лозунг дня по-прежнему — приватизация. Государство должно освободиться от бремени имущества, распродав его в частные руки. «Нефтяной сектор весь должен быть приватизирован в ближайшие семь-восемь лет, — заявил глава Совета Центра стратегических разработок Алексей Кудрин. — Там нам не нужно государственных компаний».

Участие государства в экономике он назвал «нашим родимым пятном». «Проблем с приватизацией в нефтяном секторе не будет, поскольку и сейчас есть много желающих работать в этой отрасли». Кудрин привел в пример ситуацию с приватизацией «Роснефти».

По его словам, барьеры в приватизации нефтяного сектора нужно снять, допустив к участию иностранные компании. «Давайте откроем барьеры, придут иностранцы», — сказал он.

Конечно, придут: для того и совершалась когда-то приватизация и «открывались барьеры» — чтобы наше добро, притом не какое-нибудь, а важнейшее, стратегическое, становилось не нашим добром. И соответственно заказывать музыку и определять правила игры будут те, кто владеет добром. Да что «будут» — определяют уже. Правда, не до конца, не полностью; вот эту недоработку предлагается исправить.

Позицию государства понять немудрено: нет денег, а социальные обязательства — огромны. Так что приватизация, помимо прочего, — это просто сиюминутное средство как-то перехватить деньжат и залатать самые зияющие дыры. Понять, повторюсь, можно. Но надо понимать и то, что это — колониальный путь. Когда базовые отрасли — в руках иностранцев, о независимости говорить не приходится. И когда мы проводим ту самую независимую внешнюю политику, которой гордимся, Запад ощущает её как бунт колонии. Или как непредсказуемый загиб загадочной русской души. Совершенно очевидно, что достаточно ценному ресурсу оказаться в частных руках, как открывается широчайшая перспектива к его переходу в иностранные руки. В основном для этого и затеяна была в начале 90-х наша торопливо-суетливая приватизация.

Публике было объяснено так: частник — всегда эффективнее казённого управляющего. Смотрите, как на Западе, всё эффективно, вот и у нас так будет. В результате приватизации многие предприятия обанкротились и закрылись, а те, что остались — никакого взлёта эффективности не явили. Экономический спад превзошёл тот, что был во время Отечественной войны и немецкой оккупации. При этом религиозная вера в превосходство частного над государственным — жива и поныне. Притом не только в кругах заинтересованных приватизаторов. Интеллигенция по сию пору верит в заинтересованного частника, который всяко лучше «красного директора». Лучше просто по определению. Меж тем в реальности нет никаких доказательств, что частное предприятие всегда управляется лучше казённого. Это предмет веры, а не опыта. Качество управления зависит только от искусства управляющего. От общей управленческой культуры в стране. Неверно думать, что государственные предприятия (особенно при социализме — добавит интеллигент) как-то по особому бюрократизированы.

Я работала в компании, принадлежащей ФИАТу — абсолютно частное предприятие — бюрократизма там было не занимать. В современных российских агрохолдингах сегодня развели такую бюрократию, что оторопь берёт.

В разных видах деятельности оптимальна разная система организации дела, равно как и размер экономического оператора. Где-то нужна большая фабрика, где-то мелкий кустарь, где-то НИИ, где-то одинокий фрилансер. Государство скорее соорудит космодром, чем организует приличную сеть закусочных. Но самый успешный ресторатор к космодрому даже и не подступится. Это вопрос не философский или идеологический, а исключительно деловой и хозяйственный. К сожалению, организаторы советской экономики этого не понимали или не придавали этому должного значения, что и внесло свою лепту в её погибель.

Когда-то публика свято уверовала в блага частной собственности, потому что непосредственно наблюдаемая хозяйственная деятельность такова, что в ней лучше всего справляется частник и оптимально мелкое предприятие. Это общепит, розничная торговля, оказание бытовых услуг населению — с этим ведь мы повседневно сталкиваемся. Поверхностный наблюдатель видит шустрого, улыбчивого частника и делает вывод: вот что значит на себя работает! Вот и нужно всех и везде сделать частниками. Не то, что в совке, когда неопрятную ленивую официантку не дождёшься-не докличешься. Отсюда вывод: приватизация — путь к успеху.

Хотя вообще-то оконная мастерская или придорожная харчевня никакой приватизации не подвергались: они родились как частные мелкие бизнесы, но это — детали. Вот такими соками питается широчайше распространённая иллюзия универсальной предпочтительности частника.

Тут сказалась свойственная русской интеллигенции любовь к простым мыслям и отвержение всего сложного. Это и помогло в своё время убедить народ в благах приватизации. Пора бы наконец сбросить с себя этот липкий умственный морок.

Источник



Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
2112
16718
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика